banners

понедельник, 7 августа 2017 г.

Актуальные задачи революционеров-демократов

Извлечение из книги "Векторная теория социальной революции"
Владимиров. Суд над контрреволюционерами
Суд над врагами революции в 1918 году
Россия в XXI веке – это либеральная страна. Человеку у нас сегодня предоставлена возможность богатеть, занимаясь предпринимательством, находя высокооплачиваемые должности в госкорпорациях или властных структурах, путешествовать по разным странам, развивать свой интеллект, читая книги, запрещенных в СССР авторов. Однако, как может подтвердить любой, сколько-нибудь знакомый с политической практикой в России, при достаточных свободах, личных и общественных, в государстве наблюдается нехватка демократии и равноправия. В политике, например, существенно принижена роль народных представителей в принятии важных для общества законов и программ. Да и сами «народные представители» являются представителями народа только условно. Стать народным представителем, депутатом, проще богатому, чем гражданину со средним достатком. Участникам выборов наши законодатели выставили столь сложные условия, что пройти избирательную дистанцию тем легче, чем твой кошелек толще. А это ведь признак государства с явной политической исключительностью.
Не только Россия, но и многие другие либеральные страны не сумели уйти от культурных и социальных шаблонов деспотии и исключительности. Элиты этих стран всё ещё не допускают к управлению государством широкие народные массы, которые, прямо скажем, не очень-то к рычагам власти и стремятся. Но это не их вина. Как знают теперь наши читатели, структура человеческой популяции такова, что среди политиков пассионарных антикратиков – меньшинство. Элитариям сравнительно легко заблокировать и «погасить» общественную деятельность немногочисленных антикратиков, которые проявляют пассионарную активность. Также и среди обывателей слишком значительную долю занимают эпипассионарии и субпассионарии, а способные уловить сигналы революционеров пассионарии из народных масс увлечены спортом, туризмом или садоводством.

Объявления о книге



Видеоинтервью.

Сергей Егоров о том, как создавали книгу «Векторная теория социальной революции» Sergei Egorov talks about how they created the book «Vector Theory of Social Revolution»
Сергей Егоров о том, что представляет собой пространство политических идей Sergei Egorov talks about what constitutes a space of political ideas
Сергей Егоров о том, что авторы подразумевают под термином «революция» Sergei Egorov talks about what object authors of the book mean by the term «revolution»
Сергей Егоров о том, что такое «фрилансизм» Sergey Egorov says that is «frilansizm»
Сергей Егоров о тех, кого может заинтересовать книга «Векторная теория социальной революции» Sergei Egorov talks about those who might be interested in the book «Vector Theory of Social Revolution»

Россия XXI века может быть кратко охарактеризована так: свободы много, но распределена свобода крайне неравномерно, а вопросы распределения свободы решает узкий круг лиц, захвативших большее, чем другие, количество свободы. Продвижение государства по осям деспотиядемократия и исключительностьравноправие отстает о продвижения по оси этатизмлиберализм.
Главной задачей революционеров в стране, где государство уже допускает заметный уровень личных свобод граждан, является перемещение государства в сторону большей демократии и большего равноправия. Везде необходимо бороться за отмену законов, выхолащивающих народовластие и ужесточающих неравенство. Одновременно следует прилагать силы для просвещения народных масс и стихийных бунтовщиков, показывать им риаторы, связанные с недостатком равноправия и демократии.
Собственно говоря, для революционеров векторная теория революции и координатная система пространства политических идей дают сравнительно простой способ постановки актуальных задач ближайшей мирной революции. Достаточно лишь наметить тот или иной член в уравнениях количества либерализма, демократии и ревноправия и задать себе вопрос, каким способом можно изменить его величину так, чтобы государство переместилось в требуемом направлении.
Например, чтобы увеличить значение параметра Г в уравнении количества демократии
D = Г• ВП, где D – "количество демократии", изменяется от 0 до 1; Г - доля граждан, имеющих своих представителей в законодательных органах власти, измеряется в долях единицы или процентах от 0 до 1 (100%); ВП – доля вопросов общего значения, которые может решать только представительный (законодательный) орган власти, также изменяется от 0 до 1; 
необходимо решить задачу об оптимальном количестве депутатов, представляющих интересы народа, разработать наиболее эффективные способы выдвижения кандидатов и голосования за будущих депутатов.
Что касается численности представительного органа власти, то социологи и математики вычислили оптимальную величину. Количество депутатов должно равняться кубическому корню из численности населения. Например, для поселка, в котором проживает 8 тысяч взрослых граждан, оптимальным является представительный орган из 20 депутатов. Для городского района с числом жителей от 60 тысяч до 200 тысяч районный Совет должен состоять из 40-50 депутатов. Город-миллионник должен насчитывать в своем Законодательном собрании 100 депутатов, а мегаполис, как Москва, с 12-миллионным населением должен иметь представительный орган с 240 депутатами.
А что мы видим в России в начале XXI века? В Московской Городской Думе 45 депутатов. Впятеро меньше оптимума. В Санкт-Петербургском Законодательном Собрании 50 депутатов вместо 150 (если учесть, что в Санкт-Петербурге 4 млн жителей). В Муниципальный совет в поселке, где примерно 10 тысяч жителей, избирают 10 депутатов, что вдвое меньше нормы. Сохраняются в России также территориальные образования, жители которых вообще не имеют представительных органов, а местная администрация работает бесконтрольно в демократическом смысле, отвечая лишь перед своим работодателем, губернатором или президентом страны. В Санкт-Петербурге административные районы, в которых до 1993 года имелись районные Советы, в настоящее время представительных органов лишены.
Как видим, даже в части «оптимизации» численности представительных органов у сторонников демократии есть широкое поле деятельности. Если добиться увеличения депутатского корпуса в крупных городах России – это уже предпосылка революции, революции демократической. Пока же мы наблюдаем лишь системное сокращение количества депутатов под разными предлогами. В отношении демократии сокращение числа депутатов – это контрреволюция.
Второй задачей демократической революции является устранение ограничений и искусственных препон, наставленных сегодняшними российскими законодателями, в деле выдвижения кандидатов в народное представительство. И главным препятствием являются материальные затраты – сбор подписей избирателей или внесение денежного залога, – которые требуют от потенциальных кандидатов. Понятно, что решиться на подобные расходы могут лишь богатые россияне. Получатели же «средней» зарплаты и, тем более, получатели наиболее часто выплачиваемой, модальной зарплаты, немного превышающей реальный, а не официальный прожиточный минимум, не могут вынести свои кандидатуры на суд избирателей.
Ещё одной задачей революционеров считается наблюдение за «честностью» выборов, контроль избирательных комиссий. Много сил тратит на это политизированная интеллигенция. И совершенно напрасно. Не изменив базовые принципы выдвижения кандидатов, не расширив диапазон вопросов общего значения, отданных во власть депутатов, начинать борьбу за права кандидатов в депутаты преждевременно. Хотя контролировать выборы, разумеется, революционеры должны. И что же сегодня? Кто и как формирует избирательные комиссии, каковы полномочия этих государственно-общественных органов? Где взять тысячи мужественных и независимых членов избиркомов, которые будут вести подсчет голосов строго по закону, а не по указанию своего начальника по службе? Этот сложный и долгий разговор сегодня, к сожалению, совершенно отсутствует в повестке дня СМИ и различных политических дискуссионных площадок. Нет революционеров.
Очевидно, что три приведенные в качестве примеров задачи далеко не исчерпывают перечень задач, касающихся изменения величины лишь одного параметра Г в формуле количества демократии. С другой стороны, для решения хотя бы этих важных революционных задач, как нам представляется, никакого кровопролития не требуется. Необходима лишь настойчивость революционеров и «добрая» снисходительность законотворческой части истеблишмента, которая нередко появляется в периоды экономических кризисов. Но прежде революционеры должны эту свою задачу понять. Пока не понимают.
В своей «учебной» программе политики-демократы должны, обосновывать такие способы выборов депутатов, которые обеспечивают наибольшему количеству граждан возможность обрести своих представителей в парламентах всех уровней, предлагать такое политическое устройство, при котором большинство общих вопросов решается в представительных органах власти всех уровней. Ведь именно в этом, по нашему мнению, и заключается демократия. И тогда демократические депутаты будут искренне бороться и за устранение политического неравенства, и за сохранение достигнутого уровня экономического, идейного и всякого другого либерализма.

Комментариев нет:

Отправить комментарий